Древняя Русь в картинах художника-славяниста Александра Синякина

Ноябрь 26, 2018 в Культура

Известный художник-славянист Александр Михайлович Синякин родился в 1984 году, живёт и работает в Волгограде. Окончил Камышинское училище искусств, является членом творческого союза художников России. Работы этого живописца экспонируются в Москве, в Музее Славянской Культуры им. Константина Васильева, где в двух залах представлены картины самого Васильева (как подлинники, так и ряд копий), а в трёх других залах располагаются работы современных мастеров, чьё творчество посвящено истории славянского народа. Помимо Александра Синякина, это такие выдающиеся художники, как Виктор Корольков, Всеволод Иванов, Андрей Клименко.

Полотна Синякина великолепны своей тёплой естественностью, точностью и ясностью, несмотря на то, что мастер изображает тех, о ком читал в книгах, но в жизни никогда не встречал. Он воплощает образы легендарного великана Никиты Кожемяки, царя птиц и зверей Берендея, волхва Велимудра, богатыря Святогора, князя Олега по прозванию Вещий… Древнерусские боги смотрят с полотен Синякина мудрыми, светлыми глазами — и будто проникают во внутренний мир зрителя, вновь раскрывая нам возможности нашего зачарованного, уснувшего духа.

По словам Александра Михайловича, один из его любимых мифических персонажей — Водяной, образу которого свойственна особая уникальность. К сожалению, в мультфильмах и в книжных иллюстрациях его традиционно изображают слишком похожим на рыбу — с блестящей чешуёй, с сомовьими усами, выпученными глазами и рыбьим хвостом. Разумеется, некоторые «водные» внешние качества у Водяного присутствуют, поскольку его символической рыбой считается сом: подобно сому, Водяной — фигура очень крупная, даже тучная, обладает выдающейся физической силой, любит спокойно полежать под корягой на дне или на солнечной отмели. Но при этом он, всё-таки, бог, повелитель рек, озёр и прудов, пусть даже и низшего уровня. Именно поэтому Водяной не может быть столь уродливым, как принято его показывать. Ведь если верить древнеславянской мифологии, славяне произошли от их богов, то есть созданы по божественному образу и подобию. Таким образом, у Водяного не может быть чрезмерной рыбьей атрибутики, его внешность, по большей части, должна соответствовать привычному человечьему облику.

В процессе творчества Александр Михайлович часто рассуждает о Пути богатыря. По его убеждению, это — особый Путь Духа, ведь богатыри воевали не за вознаграждение, не за серебро и злато, а за свою Родину, за свою землю, за свой народ. Это не простые наёмники, не солдаты (предположительно, слово «солдат» произошло от словосочетания «золото дать»), а истинные Воины Света, стоящие за то, чтобы никто и никогда не сумел захватить, покорить и уничтожить славянский народ.

Один из знаменитых богатырей — Никита Кожемяка, которого Александр Синякин замечательно изобразил на одном из своих полотен. Он множество раз читал и перечитывал сказку об этом герое и никак не мог взять в толк, почему художники-иллюстраторы, как правило, изображают Никиту обычным человеком, не принимая во внимание меры веса и объёма, чётко указанные в повествовании. По содержанию сказки, когда к Никите пришёл царь с просьбой освободить из плена дочь, Кожемяка мял одновременно двенадцать воловьих кож!.. Увидев царя и испугавшись, Никита разом порвал все кожи, чего попросту не сумел бы сделать кто-нибудь из обычных людей: толщина двенадцати кож, сложенных вместе, равняется, примерно, 20 сантиметрам. Другая важная «сказочная» деталь: когда Никита пошёл сражаться со змеем, он намотал на себя триста пудов просмолённой пеньки. Стоит лишь умножить 16 на 300 (один пуд равняется 16 килограммам), чтобы понять, какой вес мог удерживать без особого напряжения этот герой. А помните, как лихо Кожемяка разбрасывал своими руками брёвна, которыми гигантский змей завалил вход в берлогу?.. Теперь о сохе. Соха у Никиты, весившая триста пудов, была… примерно, с двухэтажный дом; когда Никита пахал на змее, глубина борозды выходила «две сажени с четвертью», то есть более четырёх метров. Получается, что он был настоящим великаном, гигантом, богатырём невиданной физической силы и роста. И столь же великого, богатырского духа: «… Сделавши святое дело, воротился Никита в Киев, стал опять кожи мять, не взял у царя за свой труд ничего. Царевна же воротилась к отцу, к матери».

«Никита Кожемяка» — любимая картина отца Александра Синякина. Кстати, именно он и вдохновил сына на создание этого полотна: когда Александр читал вслух былину и удивлялся смутной художественной трактовке образа Кожемяки, отец сказал ему: «Так возьми и напиши его, чтобы все увидели, каким Кожемяка был на самом-то деле!..»

Ещё один из любимых героев Синякина — дед Берендей. Это сказочник, краснобай, покровитель художников, писателей, поэтов и музыкантов. Он — воплощение добра, эталон справедливости, высшей мудрости, льющейся с небес подобно солнечному свету. Художник убеждён, что в этом персонаже сочетается всё самое хорошее, что может проявляться в человеке. Берендея можно принимать Учителем, наставляющим людей, как совершать меньше ошибок. А если ошибки и случаются, то следует воспринимать их в качестве необходимого урока.

Удивительную светлую силу, непобедимую мощь источают фигуры богатыря Святогора, Вещего Олега, великих копьеносцев «Войска Небесного». Может быть, это только прекрасные сказки… Но ведь каждая наша сказка — часть нашей истории. Недаром, глядя на картины Синякина, так хочется подольше побыть рядом…

Источники:

https://www.youtube.com/watch?v=CB_Tz5yjet8

http://museum-slav.com/about





Оставить комментарий