О побратимстве

Октябрь 24, 2018 в Краматорск интеллектуальный, Культура, Маргарита Серебрянская, Мысли вслух

Pobratimi

Побратимство — один из самых прекрасных обычаев наших предков. Стать побратимами — значит, вступить в отношения любви и взаимных обязательств не по кровному родству, а по зову духа. По сути, это было религиозно-нравственное закрепление индивидуальной взаимопомощи и поддержки. Выбор побратима или посестры, по представлениям наших предков, определялся свыше, и после совершения традиционного обряда отношения побратавшихся переходили в совершенно новое качество.

О глубоких исторических истоках обычая свидетельствуют русские былины: в отношения названых братьев вступают почти все главные былинные герои. Побратимство богатырей встречается в разных вариантах былин и разных записях. Названый брат в былинах — заступник и поддержка в трудных делах, верный соратник в бою с врагами.

Я когда-нибудь стану героем, как ты.

Пусть не сразу, но всё-таки я научусь.

Ты велел не бояться ночной темноты.

Это глупо — бояться. И я не боюсь.

Если встретится недруг в далёком пути

Или яростный зверь на тропинке лесной —

Попрошу их с дороги моей отойти!

Я не ведаю страха, пока ты со мной.

Я от грозного ветра не спрячу лицо

И в суде не смолчу, где безвинно винят.

Это очень легко — быть лихим храбрецом,

Если ты за спиною стоишь у меня.

Только даром судьба ничего не даёт…

Не проси — не допросишься вечных наград.

Я не знаю, когда, но однажды уйдёт

И оставит меня мой защитник, мой брат.

Кто тогда поспешит на отчаянный зов?

Но у края, в кольце занесённых мечей,

Если дрогнет душа, я почувствую вновь

Побратима ладонь у себя на плече.

И такой же мальчонка прижмётся к ногам,

Как теперешний я, слабосилен и мал,

И впервые не станет бояться врага —

Потому что героя малец повстречал.

(Мария Семёнова)

Древние былины раскрывают не только характер отношений побратимов — они дают возможность проследить, при каких обстоятельствах возникали эти отношения, понять социальные и нравственные основания обычая. Способность выйти из боя миром, после того, как обе стороны проявили храбрость и исключительные воинские качества, превратить соперника в названого брата (при условии соблюдения воинской чести с обеих сторон) — важное свойство любимых в народе героев. Побрататься, чтобы «укротить сердце богатырское», превратиться из меряющихся силами противников в братьев — это добровольно налагаемый на себя запрет к вражде, это целый набор обязательств, но в то же время и твёрдая гарантия поддержки.

Былины, в содержание которых входит понятие братания, бытовали по всей территории расселения наших предков. Об этом говорят как места записи былин (Север, Сибирь, Дон, Поволжье, Урал), так и самый их текст.

Например, знаменитая былина «Бой Добрыни с Ильёй Муромцем», в которой обстоятельно описано побратимство, связана по тексту с Рязанью: зачин посвящён Рязани («Как доселева Рязань слободой слыла, а как нонеча Рязань славен город стал»); в Рязани живёт князь Никита Романович — отец Добрыни; в Рязань приезжает и по Рязани едет разыскивающий достойного соперника для богатырского сражения Илья Муромец; к Рязани — «славну городу», к матушке Добрыни, едут богатыри после братания… В былине подробно описан поединок двух богатырей, схватка достойных друг друга противников. И как выход из состязания равновеликих — выход, при котором оба сохраняют жизнь и объединяют в дальнейшем свои усилия, — побратимство.

Не моги меня казнить, моги миловать.

Назывемься-ко мы братьеми крестовыми.

Покрестоемся мы своима крестами золоченыма, —

предлагает Добрыня Илье Муромцу, одержавшему над ним победу. В дальнейшем открывается интересная деталь в характере отношений крестовых братьев — старшинство одного из них.

А как будет ты — большия брат,

А я буду меньшия брат;

А мы будем ездить по чисту полю, поляковать.

Приставать будем друг за друга,

Друг за друга, за брата названого.

Как видно, определение старшего и младшего братьев практиковалось при побратимстве и в реальной действительности. В этом конкретном случае на стороне Ильи Муромца было и преимущество в возрасте, и победа в поединке.

В других былинах Илья и Добрыня выступают уже сразу как названые (крестовые) братья. Как мирный выход из поединка возникло и побратимство Добрыни Никитича и Алёши Поповича. На этот раз инициатором братания выступает не один из сражающихся витязей, а третье лицо — старший брат. Илья Муромец, приехав на шум битвы, выслушивает обоих богатырей и говорит:

А укротите вы да сердце богатырское,

А назовитесь вы да братьями крестовыма,

А лучше вы крестами побратайтесь.

Алёша и Добрыня вняли словам старшего богатыря:

А ён их улестил тут, уговорил,

Да тут они не начали больше биться, ратиться,

Укротили сердце богатырское.

Как тут они крестами побратились.

Назвалися братьеми крестовыма:

Добрынюшка назвался до больший брат,

Алёшенька назвался меньшой ему…

Попадая в сложные ситуации, богатыри надеялись «на матушку на Божью Богородицу и на братца да на названого». В случае путешествий по отдельности названые братья непременно будут искать и выручать того из них, кто окажется в затруднительном положении, даже ценой собственной жизни. Это даёт высокую оценку отношений побратимов, которые считались более сильными узами, чем связь родных братьев. Нарушить заповеди побратимов — значило, преступить важнейший нравственный закон.

… Как пишут исследователи, обычай побратимства в эпосе чётко связан с витязями, с воинством. Естественно, что в среде дружинников потребность в создании братских отношений была особенно выражена. Оторванный от семьи и общины, воин ищет узы, заменяющие родственные: названый брат — «паче родного».

Но ведь былинные герои — герои народа в целом. В них сосредоточились многие качества, отвечавшие национальному характеру. Особое место побратимства в эпосе не только свидетельство глубоких исторических корней его. Это свидетельство отношения к обычаю и всем его особенностям самих сказителей и той среды, которая понимала, одобряла и вдохновляла их.

Не был ли это художественный образ определённых нравственных понятий? Возможно, корни обычая уходят в дохристианскую древность славян. Из письменных источников, свидетельствующих о побратимстве на Руси, самый ранний относится к XI веку. Это сочинение Феодосия Печерского, где автор предостерегает против влияния католиков и призывает не отдавать за них дочерей, «… ни брататися, ни поклонити, ни целовати его». Из того, как употребил это понятие Феодосий, ясно, что братание уже было укоренившимся и распространённым обычаем.

Вплоть до XVII века старинный обычай побратимства признавался и освящался православной церковью. С принятием христианства появились и чисто христианские способы заключения побратимства: братающиеся или менялись нательными крестами, или клялись в церкви перед иконой Богородицы в неизменной братской любви и преданности.

В сказках, записанных в 80-х годах XIX века, встречается побратимство как обмен крестами; употребляются понятия «больший» и «меньший» крестовые братья. Понятие названой сестры тоже живёт в сказках, записанных в XIX веке. Особый интерес представляет случай побратимства мужчины и девушки в сказке — около 150 лет тому назад были записаны и легенды на эту тему. Вступление в отношения побратимства лиц разного пола русские считали вполне возможным, хотя и случалось такое очень редко.

… В 1880-х годах сведения о сохранении обычая побратимства поступали в печать из западных, южных и северных губерний Российской империи. В Бельском уезде Смоленской губернии наблюдатель несколько раз встречался с этим обычаем. На Вологодчине отмечали: «Если друзья меняются крестами, они зовутся крестовыми и всегда помогают друг другу во всём». Развёрнутое описание обычая поступило из Херсонской губернии. В селении Дмитровка Александрийского уезда, население которого состояло из русских и украинцев почти в равных частях, побратимство было очень распространено у тех и других. Братались друзья, желающие закрепить свою дружбу; часто побратимами становились люди, не имевшие родных братьев и сестёр. Обычай был в равной мере принят среди мужчин и женщин. Между побратавшимися или посестрившимися устанавливались «более чем родственные отношения»: они заботились друг о друге в случае болезни, принимали активное участие во всех значительных семейных событиях друг друга, помогали друг другу в случае материальных затруднений. Побратимы не считали возможным сватать детей друг у друга; если это происходило по разрешению священника, старшие всё равно считали такой брак грехом.

Важные сведения дошли до нас о побратимстве в среде бурлаков. Условия бурлачества — уход на долгий срок из общины и семьи, подстерегавшие в пути опасности — увеличивали потребность в надёжном друге-брате, который был бы здесь, рядом, в бурлацкой артели. Таким образом, побратимство выступает одновременно и как замена отсутствующих родственных отношений, и как гарантия надёжности товарища по типу воинского братания эпических богатырей или казаков позднего времени. «Если у заболевшего на ходу бурлака есть на судне крестовый брат, то этот покидает судно, лишаясь заработка, поколе не пристроит брата». Аналогия с поведением казака, у которого побратим теряет в походе коня.

Отношения, вошедшие в пословицу, не могли быть явлением единичным или случайным. «При доброй године и кумовья побратимы» — эта опубликованная В.И. Далем пословица говорит об оценке отношений, связывающих побратимов, как более сильных, чем кумовство, более надёжных, обязывающих к гарантированной взаимопомощи.

Обряд побратимства нашёл отражение у мастеров художественной литературы. Например, развёрнутую картину обряда побратимства дал Алексей Толстой в романе «Князь Серебряный», события в котором относятся к XVI веку. В обстановке военных действий против татар Максим Скуратов, искренне привязанный к Никите Романовичу Серебряному, просит его обменяться крестами и стать назваными братьями. Устами Скуратова автор определяет побратимство как «древний христианский обычай». Здесь сочетаются оба традиционных основания побратимства: отсутствие родных братьев (Максим говорит об этом) и воинское товарищество, основанное на глубокой внутренней симпатии.

Интерес к славянскому побратимству проявил и А.С. Пушкин. Рассказав в «Песнях западных славян» о побратимах («В церкви Спаса они братовались и были по Богу братья»), поэт пояснил в собственном комментарии к стихотворению: «Трогательный обычай братования, у сербов и других западных славян, освящается духовными обрядами». Не обошёл тему побратимства и Н.В. Гоголь в произведении «Страшная месть», следуя изучаемой им украинской традиции.

Очевидно, что как высокое понятие, как выражение взаимоотношений, предполагавших нерушимые нравственные обязательства при любых условиях, побратимство сохраняло существенное место в сознании наших предков. Они отчётливо понимали, что без укрепления братских союзов невозможно преобразить жизнь. Это было не лукавой уловкой, не боязнью одиночества, не банальной попыткой облегчить житейские условия, а интуитивным нахождением высших образов, реализацией высших задач. Преданность ценна только тогда, когда она проявляется в полной мере — в такой мере, когда человек и не мог бы проявить её сильнее. Тогда слагается мощный благотворный химизм, который целителен на дальнее расстояние и на широкое пространство. Половинчатость преданности губительна; когда человек думает: «Буду предан, потому что это мне выгодно», — творятся смертоносные яды. Такая корыстная преданность заслуживает иного названия. И, к великому прискорбию, именно она наблюдается в наши дни практически повсеместно…

Животворный братский союз, оздоравливающий окружающую среду, должен быть основан лишь на искренней взаимной преданности людей, на их решении жить в любви. Конечно, можно сказать, что подобные узы могут родиться от долгого сотрудничества. Это, действительно, возможно, но ведь в большинстве своём люди сотрудничают десятилетиями, а личная их преданность от этого не крепнет… Даже напротив — создаются существенные осложнения в отношениях.

Братство не есть порабощение одного человека другим, оно есть улыбка понимания и сочувствия. Вдумайтесь в это прекрасное слово: оно выражает гармонию, основанную на созвучии чувств. Каждый человек мечтает о сочувствии, но в основном он требует сочувствия лишь к себе, забывая, что само это понятие предполагает обоюдность. В этом недоразумении скрываются многие несчастья современного мира.

Происходящие мировые события грозны. Именно поэтому так важно спокойное устремление к сфере высоких чувств. Братство — или побратимство — есть важнейшая степень сотрудничества с высоким уровнем ответственности, способным истинно преобразить земное существование. «Каждый может служить ближнему, каждый может отдавать, даже если у него нет ни единой вещи. Как славно деяние, которое не может истощиться!..»

Маргарита Серебрянская,

председатель Общественного Союза «Совесть»

(при подготовке текста использованы материалы книги «Мир русской деревни», М.М. Громыко, М., 1991 г.; книги «Братство» из цикла «Агни Йога», ч. 491 и ч. 492, М., 2001 г.)





Comments are closed.