Размышляя с классиками

Октябрь 25, 2019 в Книги, Культура, Маргарита Серебрянская, Мысли вслух

Аркадий и Борис Стругацкие: «Понедельник начинается в субботу» (отрывок из фантастической юмористической повести)

… Было шесть часов утра. Я прислушался. В институте стояла тишина. То ли все старательно работали, то ли уже разошлись по домам. Мне следовало совершить ещё один обход, но идти никуда не хотелось и хотелось чего-нибудь поесть, потому что ел я в последний раз восемнадцать часов назад. И я решил пустить вместо себя дубля.

Вообще я пока ещё очень слабый маг. Неопытный. Будь здесь кто-нибудь рядом, я бы никогда не рискнул демонстрировать своё невежество. Но я был один, и я решил рискнуть, а заодно немного попрактиковаться. В «Уравнениях матмагии» я отыскал общую формулу, подставил в неё свои параметры, проделал все необходимые манипуляции и произнёс все необходимые выражения на древнехалдейском. Всё-таки ученье и труд всё перетрут. Первый раз в жизни у меня получился порядочный дубль. Всё у него было на месте, и он был даже немножко похож на меня, только левый глаз у него почему-то не открывался, а на руках было по шести пальцев. Я разъяснил ему задание, он кивнул, шаркнул ножкой и удалился, пошатываясь. Больше мы с ним не встречались. Может быть, его ненароком занесло в бункер к З. Горынычу, а может быть, он уехал в бесконечное путешествие на ободе Колеса Фортуны — не знаю, не знаю. Дело в том, что я очень скоро забыл о нём, потому что решил изготовить себе завтрак.

Я человек неприхотливый. Мне всего-то и надо было, что бутерброд с докторской колбасой и чашку чёрного кофе. Не понимаю, как это у меня получилось, но на столе образовался докторский халат, густо намазанный маслом. Когда первый приступ естественного изумления прошёл, я внимательно осмотрел халат. Масло было не сливочное и даже не растительное. Вот тут мне надо было халат уничтожить и начать всё сначала. Но с отвратительной самонадеянностью я вообразил себя богом-творцом и пошёл по пути последовательных трансформаций. Рядом с халатом появилась бутылка с чёрной жидкостью, а сам халат, несколько помедлив, стал обугливаться по краям. Я торопливо уточнил свои представления, сделав особый упор на образы кружки и говядины. Бутылка превратилась в кружку, жидкость не изменилась, один рукав халата сжался, вытянулся, порыжел и стал подёргиваться. Вспотев от страха, я убедился, что это коровий хвост. Я вылез из кресла и отошёл в угол. Дальше хвоста
дело не пошло, но зрелище и без того было жутковатое. Я попробовал ещё раз, и хвост заколосился. Я взял себя в руки, зажмурился и стал со всей возможной отчётливостью представлять в уме ломоть обыкновенного ржаного хлеба, как его отрезают от буханки, намазывают маслом — сливочным, из хрустальной маслёнки — и кладут на него кружок колбасы. Бог с ней, с докторской, пусть будет обыкновенная полтавская полукопчёная. С кофе я решил пока подождать. Когда я осторожно разжмурился, на докторском халате лежал большой кусок горного хрусталя, внутри которого что-то
темнело. Я поднял этот кристалл, за кристаллом потянулся халат, необъяснимо к нему приросший, а внутри кристалла я различил вожделенный бутерброд, очень похожий на настоящий. Я застонал и попробовал мысленно расколоть кристалл. Он покрылся густой сетью трещин, так что бутерброд почти исчез из виду. «Тупица, — сказал я себе, — ты съел тысячи бутербродов, и ты не способен сколько-нибудь отчётливо вообразить их. Не волнуйся, никого нет, никто тебя не видит. Это не зачёт, не контрольная и не экзамен. Попробуй ещё раз». И я попробовал. Лучше бы я не пробовал.

Воображение моё почему-то разыгралось, в мозгу вспыхивали и гасли самые неожиданные ассоциации, и, по мере того как я пробовал, приёмная наполнялась странными предметами. Многие из них вышли, по-видимому, из подсознания, из дремучих джунглей наследственной памяти, из давно подавленных высшим образованием первобытных страхов. Они имели конечности и непрерывно двигались, они издавали отвратительные звуки, они были неприличны, они были агрессивны и всё время дрались. Я затравленно озирался. Всё это живо напоминало мне старинные гравюры, изображающие сцены искушения святого Антония. Особенно неприятным было овальное блюдо на паучьих лапах, покрытое по краям жёсткой редкой шерстью. Не знаю, что ему от меня было нужно, но оно отходило в дальний угол комнаты, разгонялось и со всего маху поддавало мне под коленки, пока я не прижал его креслом к стене. Часть предметов в конце концов мне удалось уничтожить, остальные разбрелись по углам и попрятались. Остались: блюдо, халат с кристаллом и кружка с чёрной жидкостью, разросшаяся до размеров кувшина. Я поднял её обеими руками и понюхал. По-моему, это были чёрные чернила для авторучки. Блюдо за креслом
шевелилось, царапая лапами цветной линолеум, и мерзко шипело. Мне было
очень неуютно. В коридоре послышались шаги и голоса, дверь распахнулась, на пороге
появился Янус Полуэктович и, как всегда, произнес: «Так». Я заметался. Янус Полуэктович прошёл к себе в кабинет, на ходу небрежно, одним универсальным движением бровей ликвидировав сотворённую мною кунсткамеру. За ним проследовали Фёдор Симеонович, Кристобаль Хунта с толстой чёрной сигаретой в углу рта, насупленный Выбегалло и решительный Роман Ойра-Ойра. Все они были озабочены, очень спешили и не обратили на меня никакого внимания. Дверь в кабинет осталась открытой. Я с облегчённым вздохом уселся на прежнее место и тут обнаружил, что меня поджидает большая фарфоровая кружка с дымящимся кофе и тарелка с бутербродами. Кто-то из титанов обо мне всё-таки позаботился, уж не знаю
кто. Я принялся завтракать, прислушиваясь к голосам, доносящимся из
кабинета…

Маргарита Серебрянская, председатель Общественного Союза «Совесть»:

— Попытки Саши Привалова сотворить себе бутерброд напоминают о золотом телефоне, который старик Хоттабыч подарил своему юному другу Вольке Костылькову. Телефон был по форме похож на настоящий, но не звонил, потому что Хоттабыч не знал принципа работы телефона и не мог наколдовать его механические внутренности. Не мог наколдовать, потому что совсем не мог себе этого представить.

Нечто подобное произошло и с Приваловым: чтобы сотворить бутерброд и чашку кофе (казалось бы, чего уж проще!..), ему нужно было максимально сконцентрироваться на необходимых образах. Но сделать это он не сумел, потому что мысли его неудержимо разбегались в разные стороны и кружились всё вокруг да около нужных предметов. За свою жизнь Привалов съел тысячи бутербродов — и не смог хоть сколько-нибудь отчётливо их вообразить. Программист НИИЧАВО называется!..

Дело, само собой, далеко не простое, пусть даже речь была всего-то о хлебе с колбасой и чёрном кофе. Дело тут в дисциплинированности мысли. Чтобы стать творцом, как возжелалось Саше Привалову, и воплотить в зримых, осязаемых образах что-нибудь полезное, необходимо перво-наперво стать хозяином своим мыслям.

Из всех великих энергий, которые существуют в Космосе, самой могущественной энергией, обладающей как созидательной, так и разрушительной силой, является мысль. Человек как мыслящее существо пользуется этим великим даром в течение всей жизни, пользуется буквально в каждый момент своего бодрствующего состояния, зачастую не осознавая ни значения, ни последствий своего мышления — ни для себя лично, ни для окружающего мира. В основном, это напоминает попытки начинающего мага Привалова создать бутерброд. Другими словами, окружающее пространство наполняется жуткими образами, многие из которых выходят, по-видимому, «из подсознания, из дремучих джунглей наследственной памяти, из давно подавленных высшим образованием первобытных страхов». Они живут, они имеют конечности, они издают отвратительные звуки, они агрессивны и всё время дерутся, норовя поддать с разбегу под коленки.

Картина устрашающая и, прямо скажем, совершенно недопустимая. Поэтому в числе требований, предъявляемых человечеству Новой Эпохи, на первом месте находится требование об истинном понимании значения мысли как главнейшего фактора жизни. Пока человек не осознаёт, что за свои мысли он так же ответственен, как за свои поступки, он не может сделать ни одного шага по направлению к Новому Миру и Новой Эпохе.

На простом примере начинающего мага Привалова — всего-то сотворить себе удобоваримый завтрак! — Стругацкие показали, что мысль есть первоисточник мироздания, первоисточник всего сущего, ибо всякое творчество, как великое, так и малое, зарождается и начинается в мысли.

«Мысль даёт творчество, даёт форму, даёт направление, даёт жизнь» («Беспредельность», цикл «Агни Йога», ч. 372). Великая Творческая Сила, создавшая Вселенную, создала её Своей Мыслью прежде, чем Строители облекли этот мысленный образ Вселенной в воспринимаемый нашими чувствами видимый образ.

Человек, отражение Вселенной, образ и подобие Творца, обладает способностью и силой как творить, так и разрушать своей мыслью. Именно поэтому умение разумно пользоваться этой великой силой — не для эгоистических целей, но для блага ближнего и на пользу всеобщей эволюции — есть первое и основное требование Новой Эпохи.

К сожалению, на сегодняшний день ничтожно мало людей, осознающих значение мысли и духовно развитых настолько, чтобы посылать в пространство только благие помыслы. Но не так уж много и людей исключительно злобных, сознательно дышащих ненавистью ко всему окружающему и посылающих в пространство лишь отравленные стрелы своих мысленных образов. Обыкновенный средний человек, каких на земле подавляющее большинство, мыслит беспрерывной лентой мелких, слабых, неясных и туманных мыслей, в которых нет ни любви, ни сильной ненависти или вражды, ни даже исключительного эгоизма — лишь мелочь и сор повседневности. Сор этот состоит из мелкой зависти, критики и осуждения окружающих, из личных споров и раздоров, из пошлых личных желаний, стремлений и побуждений.

«Люди думают, что их мысль мала и никуда достичь не может. Между тем, потенциал мысли велик, и для мысли не существует ни пространства, ни времени. Каждая мысль может или затемнить, или очистить пространство» («Иерархия», цикл «Агни Йога», ч. 172-173)

«Каждая мысль рождает действие. Самая ничтожная мысль создаст крохотное действие, потому мыслите широко, чтобы даже при утере всё же оставался достаточный потенциал для существенного последствия» («Сердце», цикл «Агни Йога», ч. 127)

Несомненно, действие мысли будет тем сильнее, чем больше вложено в неё мысленной силы. Эта сила мысли видима, осязаема и может быть взвешена. Известно, что один и тот же человек, взвешенный на весах во время сосредоточенного мышления, весит больше, нежели тогда, когда он ни о чём серьёзном не думает. Эта разница в весе — факт, известный современной науке, — составляет сущность мысли, показывая, вместе с тем, её материальность.

«Мысль есть основа творчества. Она может быть видима и измеряема. К мысли нужно относиться как к созданию самодействия. Из этого понимания проистекает правильное обращение со следствием мысли. Часто скажут  почему не пресекаем следствия мысли? Но мысль есть новорождённое существо духовного плана. Заметьте, мысль не есть абстрактность, не есть вещество, но есть сущность со всеми признаками самодовлеющего существования. Как сущность духовного плана, мысль не может быть уничтожена. Можно ей противопоставить подобное же существо большего потенциала, в этом сущность тактики Адверзы, когда уроду дают вырасти до всего безобразия, чтоб подавить лучом Света. Иерархия будет лучшим ручательством истинной мощи Света» («Иерархия», цикл «Агни Йога», ч. 211).

Ученик Николая и Елены Рерихов, философ Александр Клизовский пишет в своём фундаментальном труде «Основы Миропонимания Новой Эпохи»«… Мысль сильная, яркая, с определённой целью сознательно посланная, создаёт из ментальной материи живое пространственное существо  мыслеобраз, которое будет стремиться осуществить вложенную в него идею. Эти мыслеобразы живут столетиями и тысячелетиями, ожидая исполнителей вложенных в них мыслей. Они отличаются от прочих живых существ ментального плана тем, что не могут отвечать на вопросы, ибо не имеют центра сознания, живут лишь для того, для чего они рождены, и действуют лишь в том направлении, которое составляет сущность их содержания».

Но не стоит думать, будто творить способны только сильные и яркие мысли, а мысли слабые, неясные и туманные совершенно безвредны. На самом деле, они гораздо вреднее, чем можно предположить, помня, что во Вселенной действует закон притяжения подобного подобным.

Каждая мысль, хотя бы неопределённая, неясная и туманная, создаёт соответствующее туманное отражение на ментальном плане, которое притягивается подобными же неясными и туманными мыслями других людей. Они не сливаются с несходными с ними по содержанию туманностями, но лишь с себе подобными.

Теперь представим, что ежеминутно и ежесекундно многие миллионы подобных неясных, туманных и по своему содержанию отрицательных мыслей несутся в пространство. Здесь они сами группируются по своему содержанию, отталкивая несходные мысли и притягивая подобные. Они усиливают одна другую, образуя громадные резервуары хаотической силы, в которой нет даже тени творческого импульса, но есть избыток энергии отрицательного характера. Эта энергия, не находя для себя применения в творческой деятельности, обрушивается на человечество в виде всевозможных стихийных бедствий: эпидемий, наводнений, голода, землетрясений, войн и тому подобных следствий.

Или — в виде уродцев, явившихся тому же Саше Привалову вместо бутерброда с колбасой и чашки кофе. Он никак не мог получить желаемое, потому что не мог это ясно представить, растерялся, ожесточился, и результатом его неясных, затуманенных, раздражённых мыслей стало жуткое овальное блюдо на паучьих лапах, поддающее с разбегу Саше под коленки. Вот тебе твой бутерброд с докторской колбасой!..

«Польза или вред  это вы, люди, предрешаете. Какова посылка, такова получка. Можно создать дождь лучистых посылок, но и можете насытить пространство саранчой  таков закон сотрудничества мыслей и пространства» («Беспредельность», цикл «Агни Йога», ч. 1, 3). Жителям южных стран знакомо бедствие и опустошение, производимое саранчой. Это бедствие, как и все другие, есть результат отрицательного мышления человека, но оно может послужить поучительным примером того, как малая мысль и малое насекомое, соединившись вместе, образуют грозную разрушительную силу.

Что представляет собой прилетевшая из пространства саранча? Это вернувшиеся к человеку посланные им в пространство мысли, где каждая отдельная саранча есть отдельная мысль отдельного человека. Каждая отдельная саранча, как и отдельная незначительная мысль, кажется безобидной и безопасной, но, соединившись вместе, они  стихийное бедствие и грозная разрушительная сила, которую человек вызвал сам своим отрицательным мышлением.

Человек не может получить обратно нечто лучше того, что он сам посылает. Не может то отрицательное, что он отправляет в пространство, трансмутировать для него в нечто положительное. Все стихийные бедствия и катастрофы, до землетрясений включительно, есть создание самого человека, результат его плохого мышления.

«Можно просить человека: «Друг, не устраивай землетрясения» («Иерархия», цикл «Агни Йога», ч. 166).

Само собой понятно, что в пространстве существуют не только массы хаотической, разрушительной силы. Если бы это было так, то мир давно перестал бы существовать. Соединившись вместе, они могли бы его уничтожить. Но, к нашему благополучию, мир управляется Высшим Разумом, установившим во всём свои мудрые законы.

Закон, управляющий миром мысли, гласит: чем выше мысль по своему содержанию, тем она сильнее. Высшая сила мысли, дающая власть над стихиями, есть принадлежность Высших Существ, достигших высшего духовного развития (Саша Привалов, герой повести Стругацких, простодушно, но верно назвал своё высокоразвитое начальство «титанами»). Своими положительными, высокого содержания мыслями они могут парализовать гибельное действие отрицательных мыслей человечества, могут направить их по своему усмотрению в нужную сторону. (Могут и устранить последствия неумелого колдовства начинающего мага: на ходу, небрежно, одним движением бровей ликвидировать созданную кунсткамеру и сотворить для оголодавшего мальчишки нормальный чёрный кофе с качественными бутербродами).

Кроме мыслей определённо положительных и определённо отрицательных, пространство содержит множество полезных мыслеобразов, всевозможных оттенков человеческого мышления настоящих и прошлых веков, образуя, таким образом, запасный склад неиспользованной человеком разного рода и вида мудрости.

В этом запасном складе содержатся мыслеобразы по самым разнообразным вопросам, созданные человечеством прошлого и создаваемые в настоящее время, которые ещё не осуществлены и не нашли выражения в видимом физическом мире. В астральном мире существуют целые области, наполненные мыслеобразами будущих изобретений и открытий, которые в разное время созданы гениальными людьми, но которые людьми настоящего времени ещё не изобретены и не открыты.

«Расцвет страны всегда творится с космическими воздействиями. Коллектив устремлённых мыслей притягивает из пространства нужные наслоения явленных посылок. Клише открытий великих носятся в пространстве. Те, кто могут напрячь свою психическую энергию в ритм космических энергий, те примут в сознание сокровища. Расширение сознания направит к цепи соединения все творческие силы Космоса» («Беспредельность», цикл «Агни Йога», ч. 1, 25).

Из этого запасного склада мудрости люди всегда черпали и черпают в нужное время нужные им мысли, сами того не подозревая, считая исключительно себя творцами тех мыслей и тех изобретений, которые они позаимствовали из пространства. Когда человек работает над разрешением какого-нибудь вопроса и не находит правильного к нему подхода, то, по мере более глубокого проникновения в интересующий его вопрос, наступает такой момент, когда мысли рекой начинают течь в его голову — и он находит нужное решение. Это значит, что мысль человека достигла пространственной мысли такого же содержания, которая и явилась ему на помощь. Понятно, что из этого источника человек может черпать мысли любого содержания, ибо там хранятся образцы человеческого мышления прошлых и настоящих веков, хранится всё, что человечество думало и думает. Таким образом, человек, настроенный к отрицательному мышлению, помимо того что создаёт отрицательные мыслеобразы, усиливает своими мыслями уже существующие подобные мыслеобразы, и если не сам воплотит в действие свою мысль на физическом плане, то будет способствовать воплощению её другим лицом.

Человек, лелеющий мысли ненависти, злобы или мести, создаёт и привлекает к себе такие мыслеобразы, что, если бы мог их видеть, ужаснулся бы сам… Материя астрального плана настолько пластична, что мысль творит из неё именно такое существо, какое вложено в содержание, потому и говорится, что мысль есть величайшая творческая сила.

Существо, созданное мыслью о злобе, будет сама злоба. При одном взгляде на него ни у кого не останется сомнения, что это именно злоба. Существо, созданное мыслью о какой-нибудь низкой страсти, будет сама низость и сама страсть. Человек, думающий о каком-нибудь преступлении, создаст преступное существо, которое будет стараться осуществить это преступление в жизни, ибо всё, что существует на ментальном плане, должно когда-нибудь осуществиться на физическом.

Эти творимые человеческой мыслью живые существа, проводя в жизнь вложенную в них мысль, исполняют в некотором роде волю человека и изначально являются его рабами, но на самом деле, в окончательном результате, они покоряют и порабощают человека и держат его в своей власти до тех пор, пока сильными и положительными мыслями он не создаст другое, более могучее существо, которое порвёт связь человека с отрицательным существом и уничтожит его.

Если же человек этого не сделает, то созданное им существо, усилившись и окрепнув, со временем уничтожит его. Если мысль человека или его чувства направлены к определённой личности, мыслеобраз идёт прямо по направлению данного лица и входит в соприкосновение с ментальным проводником того человека. Предположим, что один человек посылает другому благие мысли и хорошие пожелания, и тот другой человек эти благие мысли воспринял и укрепился сам в своих благих намерениях настолько, что провёл их в жизнь. В этом случае благая мысленная посылка принесла двойную пользу — и принимающему, и посылающему, поскольку посылающий пожинает сторицею. Теперь предположим, что один человек посылает другому мысли ненависти и злобы, и тот человек эти злобные мысли отверг, не принял их в своё сознание и не проявил никакой злобы. Тогда, по вселенскому закону, такая непринятая мысль, как бумеранг, возвращается к пославшему и бьёт его с удесятерённой силой. Поэтому злобные мысли и проклятия по чьему бы то ни было адресу опасны первым делом породившему их.

Если человек настроен на эгоистическое мышление и думает только о себе, об удовлетворении своих желаний и страстей, то мысли его никуда не идут. Они витают над ним в виде облака, всегда готовые действовать на него самого во всех тех случаях, когда они находят его в состоянии пассивном. Например, если человек часто предаётся определённым эгоистическим мыслям и приходит к выводу, что удовлетворение какого-нибудь желания является для него одной из насущных потребностей, без чего он никак не может обойтись, то в конце концов так и получается. Человек может забыть об удовлетворении своих желаний, когда он занят исполнением своих обязанностей, но, как только он после трудов вздумает отдохнуть, он почувствует наплыв нечистых мыслей. Эти мысли рождают желания, желания приводят к действиям. Если у человека пробудилось уже сознание и он отдаёт себе некоторый отчёт в том, что с ним происходит, он склонен будет объяснить это искушением или дьявольским наваждением, но в действительности этот наплыв нечистых мыслей, этот натиск зла не есть атака на человека тёмных сил: это его собственное порождение. Это его собственные мыслеобразы входят в его сознание как реакция на него самого, как последствие его отрицательного мышления.

Этим не исчерпывается вред, наносимый человеком самому себе и другим людям. Предположим, что кто-нибудь думает о самоубийстве. Допустим, что он его не совершит, а лишь порой подумывает о нём, но этого вполне достаточно, чтобы свершилось самоубийство другого человека, ведь в это самое время рядом или на другом конце земного шара может находиться подобный человек, находящийся в более тяжёлом положении, которому не хватает ничтожного толчка, чтобы он покончил счёты с жизнью. И вот в такое время и в таком положении он привлекает к себе из пространства подобную же мысль другого человека, которая является тем толчком, которого ему не хватало, и человек, думавший о самоубийстве, явился убийцей другого человека. Таких незримых убийств совершается гораздо больше, чем зримых, и, может быть, многие из нас повинны в этом, совершенно не подозревая ничего подобного.

«Может ли человек восходить или нисходить для себя одного? Конечно, никакое существо не может действовать без значения для окружающего. Не только каждым действием возмущает оно различные слои атмосферы, но дословно влечёт за собою близкие ему существа. Тем более человек должен осознать свою ответственность перед мирозданием. Человек возвысился помыслом  и тем самым кому-то оказал существенное благодеяние. Человек пал духом  и тем самым, может быть, умертвил кого-то. »» Нелегко решить, когда кто убийца или благодетель. Но можно привести много примеров, когда впавший в безумие в Азии был причиною гибели человека в Европе. И когда поднявшийся духом в Америке исцелил кого-то в Египте. Потому благорасцветание помыслов есть огненный цветок духа!» («Иерархия», цикл «Агни-Йога», ч. 168).

Так велико взаимное влияние наших мыслей друг на друга. Это влияние сказывается в каждый момент нашей жизни. Каждой своей мыслью, положительной или отрицательной, человек открывает себя соответствующему влиянию  хорошему или плохому  и, в свою очередь, сам влияет таким же образом на других. Когда мы читаем книгу или газету, смотрим телевизор, слушаем собеседника, мы открываем себя влиянию излагаемых мыслей точно так же, как влияем на других в хорошую либо плохую сторону, излагая свои мысли тем или иным способом.

Действие человеческих мыслей так велико и могущественно, что оно создаёт каждому месту, которое посещается людьми с определённой целью и определёнными мыслями, особую, свойственную лишь данному месту атмосферу. Многие тысячи людей, посетивших эти места, оставили в них свои мысли. Эти мысли заполняют, наслаиваются и срастаются с данным местом настолько, что становятся его специфической принадлежностью, его неотъемлемой принадлежностью. Долгое пребывание человека в таких местах способно переродить его, изменить характер.

Существуют места, которые всегда вызывают определённые мысли и определённое настроение у посещающих их людей. Например, когда мы посещаем кладбище, нас невольно охватывает чувство тихой грусти, ощущение бренности человеческого бытия… Когда мы входим в пустой храм — нас встречают волны молитвенного настроения и чувство благоговения… Когда мы посетим какой-нибудь коммерческий центр, мы будем охвачены веяниями деловой сферы; когда зайдём в кабаре — мы можем заразиться тем легкомысленным весельем, которое царит там.

«Двигатель эволюции есть мысль» («Беспредельность», цикл «Агни Йога», ч. 2, 395), но царь мысли есть человек, поэтому он есть царь своей эволюцииСвоими мыслями он создаёт свою эволюцию. Если, как гласит закон мысли, два человека, думающие об одном и том же, увеличивают силу своей мысли в семь раз, то устремлённая мысль народа увеличивает её до бесконечности и может изменить судьбу планеты, изменить течение небесных светил.

«Из всех энергий тончайшая есть мысль. Можно истинно утверждать, что мысль переживает всё. Мысль бессмертна и живёт, создавая новые сочетания… Осознание, что мысль вечна и непобедима, даст человечеству устремление к зарождению творческой мысли…» («Беспредельность», цикл «Агни Йога», ч. II, 398).

Но не нужно думать, что мыслить способен лишь царь мысли — человек, и что низшие существа и так называемые неодушевлённые предметы не мыслят. Всё, что существует, — всё живёт; всё, что живёт, — всё мыслит.

«Если можно утверждать наличие мысли камня, то какая чистая радуга мысли наполняет пространство! Нужно привыкнуть к сознанию, что всё сущее проникнуто мыслью. Явление неотвлечённое и весомое, конечно, остаётся в понятии энергии, но сохраняет потенциал сознания эволюции. Чувствование растений недавно ограничивалось инстинктом, но исследования инстинкта относят его в область мысли, отсюда наблюдения и вниз и вверх. Обычна ошибка человекообразных, приписывающих себе исключительное право на мысль. На самых примитивных примерах можно показать, насколько мысль человечества разделена возрастом, положением и народностью. Именно среди людей можно иногда поражаться слабым зачаткам мысли. Зато безымянные пространственные мысли подымают дух. Вы знаете, что видоизменённое радио может уловить пространственные мысли, и мысль, как вещество, может обоюдно питать и возрастать. Задумайтесь над явлением мысли, осознайте распространение её и радуйтесь лаборатории мысли, которая от клетки минерала до Беспредельности соединяет начала.

Магнитная волна, искра электричества и мысль  эти три встречают путника, стремящегося в Беспредельность» (Агни Йога, 80).

До сих пор человек считал себя ответственным за действия и за слова. В действительности же ответственность за действие и за слово есть ответственность за мысль, ибо и слово, и действие есть выражения мысли и имеют своё начало в мысли. Новая эпоха требует, чтобы человек сознательно понял и принял ответственность за своё мышление.

Новая эпоха требует сознательного мышления. Она требует, чтобы человек овладел своим мышлением, чтобы очистил его и изгнал тех «скачущих блох», которые приносят большой вред ему и всему мирозданию, чтобы он не был подобен человеку, машущему в темноте руками и не знающему, какой предмет он заденет, какой опрокинет, какой разобьёт, о какой разобьётся сам, чтобы он пользовался этой великой силой разумно и сознательно — для благих целей, для пользы эволюции, а не так, как он до сих пор пользуется ею, бессознательно принося лишь вред и разрушение.

«В несознательном мышлении есть одно поражающее свойство  чувствовать грядущее наоборот. Приближение чего-то ощущается, но извращённое сознание преломляет представление. Не стоит приводить примеры, когда люди радовались перед несчастьем и ликовали перед поражением» (Агни Йога, 545).

«Вреднее всего так называемые невольные мысли. Каждая сознательная мысль уже содержит некоторую организованность, но хуже всего малые бродяги, которые без смысла засоряют пути» (Агни-Йога, 534).

Необходимо сказать, что совсем не так легко научиться мыслить правильно. Потребуются годы упорного усилия, чтобы овладеть своим мышлением. Трудно развить напряжение мышления, ещё труднее достигнуть высокого качества помысла, тем не менее хотя задача эта не лёгкая, но доступная. Кто проникся сознанием гибельности для себя своего прежнего мышления и готов отказаться от него для разумного и сознательного пользования присущей ему силой, тот, помимо того что найдёт в себе самом необходимую для этого энергию, получит помощь от Высших Существ, от Высших Разумов, которые никогда не оставляют без своей помощи человека, стремящегося к совершенствованию.

«Главное — научиться мыслить наедине. Помнить ответственность мышления. Истинно, мысль разрушает лучшие стены. Сомнение, раздражение и самосожаление могут быть сознательно удалены. Советую наблюдать за собою и помнить, что никто, кроме Учителя, не поможет. Советую считать Учителя как единственную крепость» (Агни-Йога, 340).

Так как наш ум всегда должен быть занят, то естественно, что такое занятие или материал для мышления должно даваться ему человеком, а не должен сам он думать о чём попало и как попало. Человек должен сам руководить своим мыслительным аппаратом и направлять его деятельность лишь в нужном направлении. А так как главное несчастье человека заключается в недостатке знания, то направление для деятельности ума человека выясняется само собой. «Знание, знание, знание! Если бы люди больше задумывались над тем, что знание есть спасение, то не было бы доли того страдания. Всё человеческое горе происходит от невежества. Потому всякое расширение сознания есть сотрудничество с эволюцией. Всякое явление, преграждающее расширение сознания, против эволюции; потому действия врагов преступны и карма их ужасна. Знание, будем твердить, явит конец страданию человечества» («Беспредельность», цикл «Агни Йога», ч. II, 428).

Область необходимого для человека познания так обширна, так увлекательна, что не хватит вечности, чтобы познать всё, и стоит лишь хоть немного прикоснуться к ней, чтобы полюбить её и тем дать своему уму неисчерпаемый источник новых понятий и новых идей, требующих продолжительного и самостоятельного размышления для их усвоения, ибо ум ни для чего другого не существует, как именно для этого.

Следует опасаться мыслей, соответствующих желаниям нашей низшей природы, ибо, будучи усилены соответствующими мыслями из пространства, они создадут желания, а желания создадут условия для их исполнения.

Мы можем и нам дано право призывать из пространства любых помощников и сотрудников, и они приходят к нам такими, каких своими мыслями мы вызывали. Они не лучше и не хуже того, чего мы желаем, и они или тянут нас кверху, или толкают в бездну. Всё зависит от нас самих. Главное — уничтожить бациллы низких мыслей, они заразительнее всех болезней.

Нужно сказать, что человек Новой эпохи не будет иметь надобности в борьбе с теми назойливыми и докучливыми мыслями, которые являются бичом современного человека. Он будет управлять своими мыслями настолько, что ни одна эгоистическая, безобразная и отрицательная мысль не будет более загромождать пространство своей разрушительной силой. Он будет вынужден к тому самим ходом эволюции. Он будет видеть мысли других людей — точно так же, как его мысли будут видимы и наблюдаемы другими людьми. В силу необходимости он будет вынужден посылать в пространство лишь благие и прекрасные мысли, ведь если скрывать мысли будет невозможно, кто же пожелает показать другим свои недостатки?..

Наступающая Новая эпоха даёт человеку право сознательно творить то, что он желает. Зная, что из всех энергий мысль есть величайшая, которая творит даже за пределами Земли, кто же будет продолжать творить своею мыслью то, что он творил до сих пор? Лишь безумный человек, желающий своей собственной гибели, может продолжать загромождать пространство отбросами, которые станут для него же запрудами в его собственном развитии.

Венец творения и царь мысли, Человек, должен оправдать своё именование. Он должен ответственность за мысли принять как непреложную истину и твёрдо помнить, что своими мыслями он творит свою эволюцию, своё будущее. «Как крылья, несут чистые мысли; как стаи чёрных воронов, застилают горизонт тёмные мысли. Так должен дух осознать» («Беспредельность», цикл «Агни Йога», ч. II, 349).

Нельзя высказать словами, в чём должно выразиться то высокое качество мышления, которое требуется от человека Новой эпохи. Каждый человек должен определить это сам. Он должен посылать в пространство самое высшее, самое лучшее, на что он способен, соответственно чему и получка будет самой высшей, какую человек способен получить.

«Сегодня добрый срок для хорошего думания. Если мысль заключает в себе творческую энергию, то как полезно устремить в пространство добрую мысль. Когда человечество сговорится послать добрую мысль одновременно, то и заражённая атмосфера низших сфер сразу прояснится. Так нужно заботиться хотя бы несколько раз посылать каждый день мысль не о себе, но о мире. Так мышление будет привыкать к несвоекорыстным устремлениям. Как Спаситель человечества мыслит лишь о всём мире, так, следуя Ему, мы можем приложить свои мысли для создания творческой энергии. Не нужно смотреть на посылки мысли как на какое-то сверхъестественное действо. Пусть это будет пищею духа; как топливо костра во нощи! Также нужно просто следовать за высшим примером. Сердце будет часами верными, когда призовёт к мысли о всех.

Не нужно утомительных медитаций; мысль о мире кратка, и отрешение от себя в ней так просто отражается.

Пусть будет миру хорошо!» («Сердце», цикл «Агни Йога», ч. 300).

Источники:

«Основы Миропонимания Новой Эпохи», том 1, А. Клизовский, Р., 1991 г.

https://lib.misto.kiev.ua/STRUGACKIE/ponedelx.dhtml

https://www.e-reading.club/chapter.php/27806/6/Klizovskiii_-_Osnovy_miroponimaniya_Novoii_Epohi.html





Оставить комментарий