К 105-летию со дня рождения детской писательницы Анастасии Перфильевой

Сентябрь 24, 2019 в Книги, Культура

Родилась Анастасия Витальевна Перфильева в 1914 году. Написала около десяти замечательных книг для детей, которые иллюстрировал один и тот же художник — Борис Константинович Винокуров.

Книги Анастасии Витальевны до сих пор вспоминают на различных форумах детской литературы. Самые известные и любимые — «Далеко ли до Сайгатки»«Пять моих собак»«Помпа»«Большая семья».

«Пять моих собак» — чуть ли не единственный источник, по которому можно получить некоторое представление о жизни автора, потому что «всё, что написано в этой книжке — правда. О моих собаках мне не надо было ничего придумывать: просто, эпизод за эпизодом, я вспоминала смешные и грустные события из жизни…»

Примерно в середине 1960-х годов Анастасия Витальевна купила у Валентины Осеевой (автора знаменитой трилогии «Васёк Трубачёв и его товарищи») дом в Крыму, в посёлке Изюмовка. Перфильева постоянно жила в Москве, в одном доме с Константином Симоновым, а изюмовским домом пользовалась для отдыха, поправки здоровья и спокойной работы.

Книга «Большая семья» — история потерявшейся в большом городе маленькой девочки. По имеющимся сведениям, образ Люды взят из реальной жизни. По содержанию книги «Пять моих собак», Перфильева с сыном во время эвакуации снимают угол у семьи с двумя девочками; одна из них всё время командует другой — точно так же, как Люда из «Большой семьи» забавно командует своей сестрой Гандзей.

Книга «Помпа» повествует о дружбе двух девочек, живущих в совхозе. Действие происходит в 1960-х годах. Девочки ссорились, мирились, снова ссорились — и снова мирились… Почему так? Да потому, что дружить с человеком по-настоящему не так-то просто, особенно когда характеры друзей совсем разные.

Хорошие, добрые детские книги рекомендуются для чтения в семейном кругу.

Библиография А.В. Перфильевой:

1948 год — «Далеко ли до Сайгатки?» (переиздания в 1962, 1972, 1982 гг.)
1949 год — «Большая семья»
1951 год — «Путь-дорога» (переиздание в 1955 г.)
1956 год — «Шпага д’Артаньяна» (впервые опубликовано в журнале «Пионер» в 1955 г.)

1961 год — «Во что бы то ни стало» (переиздание в 1987 г.)
1963 год — «Наше, ваше и моё» 
1964 год — «Лучик и звездолёт»
1968 год — «Пять моих собак» (переиздание в 1974 г.)
1970 год — «Помпа»
1976 год — «Десять дней с папой»

Источник:

https://www.libkids51.ru/events/2014/09/06/id10/

«Буля»

(отрывок из книги «Пять моих собак», А.В. Перфильева)

Однажды я вернулась с работы домой и увидела у нас на кухне… чудовище. Чудовище сидело в углу возле плиты. Лапы у него были раскорякой, нос приплюснутый, морда в глубоких складках. Красный кончик языка высовывался между зубами, а глаза были угрюмые, печальные.

Я спросила соседку:

— Откуда… оно?

Соседку звали Хая Львовна. Она была очень добрая и бестолковая. Всплеснула руками и быстро-быстро рассказала: приходил один наш знакомый, нашёл чудовище где-то в лесу за городом, откуда-то сбежало или потерялось — видите, на шее верёвка? Голодное, а ничего не ест. Знакомый просил подержать денёк-другой, пока позвонит в собачье учреждение: пёс, мол, денег стоит, породой не то прыгун, не то бегун… «Боксёр!» — догадалась я.

Вскоре чудовище показалось мне страшным, но и красивым.

На крепкой широкой груди у него была белая манишка, могучие лапы-раскоряки в белых носках, по коричневой спине, как у тигра, бежали чёрные полоски.

Мой пятилетний сын вышел из комнаты, зажмурился:

— Ух, какой! Мама, знаешь, я подходил, он на меня не рычит!

Пёс повернул к нему голову и посмотрел ещё печальнее.

— Как же тебя зовут, бедняга? — спросила я. — Может быть, Джек? Бой? Томми? Или просто Булька?

Пёс едва заметно вздрогнул.

— Буля! — радостно закричал Андрейка. — Его зовут Буленька!

Кроме Хаи Львовны и её дочки Фриды, у нас в квартире жила вторая соседка, Каречка. Она терпеть не могла собак. Сейчас её не было дома. Но когда придёт, конечно, устроит скандальчик, что в кухне животное, да ещё неизвестно откуда. Посоветоваться мне было не с кем: муж накануне уехал в командировку. Значит, придётся взять пока Булю к себе в комнату.

Я тихонько потянула конец верёвки, болтавшейся у него на шее. Буля встал покорно, только сильно засопел.

В комнате я постелила ему между печкой и шкафом свой старый халат, налила в банку воды, положила в миску макароны. Буля посмотрел совсем грустно. Я прибавила котлету, но он всё равно есть не стал. Так и лёг спать в первый вечер голодный.

— Конечно, так я и знала! Мало того, что с утра до ночи ходят уличные ребята, теперь ещё этот ужас! Предупреждаю: если хоть раз услышу в передней лай, заявлю в домоуправление. У бульдогов мёртвая хватка!..

— Мёртвая? Чтобы мне быть такой мёртвой! Ходит живой и здоровый, виданное ли дело…

Так пререкались на кухне Каречка с Хаей Львовной; они и без Були не очень-то ладили.

Буля жил у нас уже две недели.

Знакомый обзвонил служебные собаководства, питомники, даже поместил в газете объявление, — хозяин Були так и не нашёлся. Возможно, его не было в Москве или Буля отстал где-нибудь проездом… Куда же было девать пса? К тому же Андрейку уже было просто невозможно оторвать от него. Поел Буля впервые из его рук и стал очень быстро слушаться каждого слова. Андрейка кричал:

— Сидеть!

Буля с тяжёлым вздохом садился. Сидел он как-то странно, по-человечьи, откинувшись на заднюю часть туловища.

Андрейка кричал:

— Лежать!

Буля медленно вытягивал передние лапы и валился на бок. Он знал, в награду за послушание Андрейка сейчас почешет ему брюхо.

— Голос!

Буля отвечал густым басом: «Гав!» Вот этого «гав!» я больше всего и боялась. Из-за Каречки. А ещё у нашей Каречки был котёнок. Чудесный, сибирский, очень редкой масти котёнок. Что будет, если котёнок встретится с Булей? Гулять-то мы его выводим через переднюю… Буля может проглотить котёнка, как муху!

Каречка заявила:

— А уж если ОН посмеет обидеть Пушка (так звали котёнка), извините, я сразу иду в милицию…

Пушок обычно смирнёхонько сидел в Каречкиной комнате, пока она куда-нибудь уходила. Как и всякий котёнок, он возился там и лазал повсюду, дёргал коготками нитки из дивана, свалил один раз хрустальную вазу. Но из-за двери почти не выглядывал: мал был и труслив.

Но вот пришло время, Пушок сунул нос в переднюю. И как раз, когда мы с Андрейкой вели Булю на поводке с очередной прогулки.

Что было!

От ужаса Пушок взвился дугой. Маленький, щуплый, он сразу стал вдвое толще — распушился. Глаза превратились в зелёные пуговицы, он угрожающе зашипел. А Буля, хоть Андрейка и натянул изо всех сил поводок, естественно, ринулся в атаку.

Пушка отшвырнуло к стене. Потом он взлетел на меня, как на дерево. Буля же оглушительно лаял, лаял… Только не зло, а весело, точно звал:

«Слезай, дурачок, поиграем!»

И я решилась. Благо, Каречка вышла в квартиру напротив, я осторожно оторвала, отцепила от себя котёнка — ох как билось его испуганное сердчишко! — и, погладив, поставила на пол. Тут уж Пушка от страха сморило совсем, он трясся, маленький, жалкий. Буля же быстро подошёл, пофыркивая, обнюхал его — хвост, грудку, нос, глаза, — лизнул раза два и, отойдя, спокойно улёгся у порога нашей комнаты.

— Андрейка, смотри! — шепнула я сыну. Пушок постоял-постоял, дрыгнул лапкой, точно отгоняя страх. Загладил шёрстку и мягко, бодро пошёл к Буле. Через минуту мы с Андрейкой, замерев от удивления, увидели: Пушок кувыркается возле Були на спине, ловит собственный хвост, заезжает им Буле в морду… А тот дремлет, помаргивая, и словно оберегает котёныша, загородив его сильной лапой. Хлопнула дверь, вошла Каречка.

— Боже мой! — Она задохнулась от ужаса. — Несчастный!..

— Да они уже подружились, — сказала я. — Видите, играют вместе.

— Нет уж!

Каречка нагнулась, схватила, как коршун цыплёнка, свою драгоценность и уволокла в комнату. Буля посмотрел ей вслед удивлённо.

Знакомство с котёнком вскоре перешло в настоящую дружбу.

Иногда, подкараулив пса, Пушок вихрем вылетал из-за двери и, ловко вцепившись в короткий собачий хвост, повисал на нём. Буля стряхивал малыша, валился в передней на пол, и Пушок тотчас начинал возню: влезал и съезжал с Були, как с горы, или теребил ему уши, кусал нос. Пёс только недовольно отворачивал голову, но ни разу не огрызнулся. А то, налакавшись из одной миски с Булей молока, причём всегда бесцеремонно отталкивая его, Пушок пристраивался у Булиного брюха и, мурлыча, сладко засыпал, попихивая его лапками. Делалось это всё, правда, без Каречки — никак она не могла привыкнуть к мысли, что собака и кошка, особенно если собака взрослая, а кот ещё маленький, прекрасно уживаются…

У нас во дворе был мальчишка, по прозвищу капитан Сопелькин.

За что его так прозвали, догадаться нетрудно. Андрейка и капитан Сопелькин были большие друзья. Но Буля, признавая их дружбу, никогда не позволял капитану Сопелькину, как, впрочем, и остальным Андрейкиным товарищам, подходить к своему маленькому хозяину, если тот спит.

Окна в доме были низкие, и летом ребята часто влезали к нам в комнату прямо через подоконник. Обычно Буля, как только Андрейка ляжет днём спать, укладывался на коврике у его кровати, но чутко поворачивал голову при малейшем шорохе за окном.

Вот скрипнул подоконник, за ним показалась голова капитана Сопелькина. Лицо мальчишки сияло: на груди, вернее, на животе висел роскошный красный барабан! Оказывается, был его день рождения и родители подарили ему обещанный барабан. (Я была на работе и узнала обо всём по рассказу.)

Капитан Сопелькин благополучно перелез через подоконник.

Увидев спящего Андрейку, он решил подшутить: вытащил из-за пазухи барабанные палочки, торжественно взмахнул ими…

Из-за кровати медленно поднялась, точно выросла, большая Булина голова. Потом встал он сам, во весь свой могучий рост. Вид у пса был угрожающий…

Источник:

https://www.litmir.me/br/?b=21701&p=1





Оставить комментарий