Радость – сила народная

Август 2, 2019 в Книги, Культура, Маргарита Серебрянская, Мысли вслух

«We must be positive» — так формулируется один из основополагающих принципов западной бизнес-культуры. Его символ — знаменитый «смайл» или «смайлик», стилизованное графическое изображение счастливого человеческого лица, по одной из версий, разработанного в 1963 году американским коммерческим художником Харви Боллом. Согласно другим версиям, подобное изображение значительно раньше использовал культовый режиссёр Ингмар Бергман в фильме «Портовый город»; «счастливое лицо» также мелькало в рекламных компаниях фильмов «Лили» в 1953 году и «Жижи» в 1958 году. Пишут также, что в том же 1958 году, когда радиостанция WMCA в Нью-Йорке провела конкурс по самому популярному радиошоу того времени «Кузен Брюси», слушатели, правильно ответившие по телефону на вопросы, награждались толстовкой «Хорошие парни!», рисунок на которой включал изображение счастливого лица. В 1958-1959 годах таких толстовок было роздано многие тысячи.

«Смайл»-эстафету подхватили политические рекламные кампании, средства массовой информации, печатавшие «смайлики» в качестве логотипа на своих страницах. Сопроводительная фраза «Счастливого дня!» трансформировалась в пожелание «Хорошего дня!» («Have a good day!»), с помощью которого насаждался и культивировался пресловутый «внутренний позитив».

В общем, «smile and be happy»! Если ты позитивен — ты что-то строишь, своим отрицанием — только разрушаешь. Только с улыбкой на счастливом лице можно воплотить «американскую мечту» — сформулированный «отцами-основателями» Америки идеал свободы и человеческих возможностей как в материальном, так и в духовном смысле.

Пожалуй, это как раз тот случай, когда славяне могли бы смело сказать: идея на самом деле заимствована у нас, почерпнута из глубокого колодца нашей искренности и душевности. Точнее, из колодца искренности и душевности наших предков. Исторически сложилось так, что нас несколько столетий подряд загоняли внутрь самих себя, подавляли в нас природную радость, открытость, то есть — тот самый нынешний западный «positive». К счастью, метод подавления благополучно продемонстрировал свою историческую несостоятельность. Мы, настоящие, постепенно приходим в себя. Возвращаемся к себе. К своей нормальной, искренней и чистой человеческой радости, а не к сугубо деловому «позитиву», направленному, в первую очередь, на получение прибыли.

В отличие от «позитива», радость дарит человеку осознание красоты окружающего мира. Вместить её, разлитую повсюду, может лишь открытое, восприимчивое сердце, свободное от страха, алчности, зависти и злобы. Холодный разум, взвешивающий радость на строгих аптекарских весах и приклеивающий этикетку «positive», не в силах проникнуть в чудесную суть красоты. А значит, он не будет способен определить истинный путь познания. В истоке познания, в самом существе его — она, радость. С неё начинается восхождение человека вверх по лестнице совершенствования. Недаром выдающиеся представители различных философских школ многократно повторяют знаменитое восточное изречение: «Радость есть особая мудрость». Эта особенность была от природы свойственна нашим предкам, жившим в непознанных исторических далях Древней Руси.

В дневниках Николая Константиновича Рериха есть запись от 24 апреля 1941 года под названием «Сила народа». Хочется привести её здесь полностью: «Пусть какой-то другой народ будет злым, коварным, жестоким, а народ русский будет народом добрым, отзывчивым, трудящимся в радость. Пусть зло (если оно необходимо) гнездится где-то в иных областях, но не великой русской целине.

Довелось говорить со многими иноземцами, недавно побывавшими на нашей Родине. Все поминают доброту народа. Вот и наш милый индус «Сашка» тоже особенно прельщён именно этою народною особенностью. Это уже истинное достижение. Многими деяниями сложилась такая черта.

Не притворная доброта сентиментализма, за которой много чего скрываться может, а доброта мудрая, кованная в горниле претерпеваний, живёт в русском народе. Если и вспыхнет гнев, то скоро потухнет он. И злопамятства нет. Некогда им заниматься, когда идёт стройка, да ещё какая стройка! «Когда постройка идёт, всё идёт».

Всё отвратное забывается, боль забывается. Из всего обихода запомнится хорошее, доброе, красивое. Даже удивительно проверить себя, насколько одно потухает и тонет, а другое, самое настоящее, бережливо сохраняется в сознании. Говорят, что народ русский делает то, что ему на пользу. Да разве дурак он, чтобы делать себе во вред? В истории много раз Русь платила чужие долги. Довольно!

Записываю вот почему. Издатель просит в статье «Радость искусству» вынуть все ссылки на русское искусство и заменить их примерами из искусства Индии. Откуда сие? Конечно, не соглашусь. Впервые такое пожелание. Между тем именно русские народы и народы Индии далеки от шовинизма. В этом их сила. Если бы даже и нашлись в Индии шовинистические элементы, то ведь не для них же пишутся зовы о радости искусства. Шовинист подобен скупцу, который прячет серебро под порогом. В Азии про него говорят: «Почернеет лицо твоё так же, как серебро в земле». Радость наша в том, что русский народ не шовинист. Он и добр от широты мысли. Он и беды переживёт, ибо высоко его небо. Если же где найдётся что полезное для русского обихода, то народ воспримет и обратит по-своему. Сила народная лишь вырастает от всего полезного и прекрасного«.

Рассуждения о высоком человеческом духе, способном испытывать радость, Николай Константинович не раз иллюстрировал в текстах метафорой «высокое небо» или «небесное зодчество». В одноимённой статье («Небесное зодчество») он делит людей на два типа: «Одни умеют радоваться небесному зодчеству, а для других оно молчит или, вернее, сердца их безмолвствуют». Ключевое словосочетание здесь — «умеют радоваться». Умение это порождает так называемый «восторг о небе», побуждающий «во всём живущем черпать вдохновение, ибо таков непоколебимый завет истинного творчества». Люди, умеющие радоваться, знают, что окружающий мир — не источник прибыли, а «феномен подлинно чудесный». В мировой повседневности таится возможность того, что люди называют сказкой, надо лишь суметь увидеть необыкновенное в обыкновенном. «Красота жизни разлита повсюду», — пишет Рерих. — «Она мерцает даже в том, что на первый взгляд кажется малоинтересным и будничным». Описанный Николаем Константиновичем «восторг о небе» вносит искренний творческий порыв в любой человеческий труд, добавляя ноту «чудесности» в самый прозаичный быт. «Радость делает мысли возвышенными… В самые трудные дни один взгляд на беспредельную красоту мира уже меняет настроение…»

Как часто сегодня говорят: «кризис общественной жизни». А может, дело в другом? Может быть, это в большей степени кризис нашего отношения к этой самой жизни? Мы утратили естественную способность радоваться, приобретя взамен бодрый многоликий «смайлик», торговую марку пластикового счастья. На всевозможных семинарах и психологических тренингах приезжие «специалисты» убеждают нас, что позитивные производят хорошее впечатление и, как следствие, хорошо зарабатывают (деньги, удельный вес в обществе, влияние, авторитет, возможность управлять). Но разве подобный разум посетит мысль о «небесном зодчестве»?.. Разве дойдёт до него «непоколебимый завет истинного творчества»?.. К прискорбию, он может сосредоточиться лишь на внешнем начертании обиходных слов — так же, как обеспечивать свою устремлённость лишь сугубо материалистическим, бездуховным содержанием.

А ведь если присмотреться, вокруг так много людей, которые не просто хорошо делают своё дело, а реально преображают нашу общую жизнь, несмотря на сложнейшие экономические и социальные условия. Почему? Да потому, что «высоко их небо», и поэтому они «все беды переживут». Они несут в себе наследственную солнечную искру радости, в которой заложена мощная поднимающая, ведущая сила. В глубине сознания им известно, что именно это и нужно, чтобы «машина заработала». Сверкнёт искра радости, «осияет блеском прекрасным» — и уставший труженик снова встаёт, полный сил и желаний, и различные препоны и трудности кажутся ему новыми возможностями, новыми полями деятельности. И счастье его в том, что искра радости в нём — неугасима. Вечна. Во всяком обиходе, при любых обстоятельствах может она блеснуть — и претворить любую жизнь. «Нет запретов для неё, нет затворов пресекающих», — писал Рерих, радость для которого всегда была внутренним светом человека, пробудившегося к действию, жаждущего высокого творчества. Известно, что слова «Красота», «Радость», «Действие» Николай Константинович считал формулой международного языка. Эти понятия не могут существовать порознь и живут только в диалектическом единстве. И неспроста триаду замыкает энергичное слово «Действие», зовущее к труду и духовному напряжению. Жизнь без дела — мертва. Красота утверждается руками человеческими.

«Лучшие сердца уже знают, что красота и мудрость — не роскошь, не привилегия, но радость, суждённая всему миру на всех ступенях достижения. Лучшие люди уже понимают, что не твердить только они должны о путях красоты и мудрости, но действенно вносить их в свою и общественную повседневную жизнь… При новом созидании и новом строительстве линия красоты и просвещения не должна быть забыта ни на мгновение. Наоборот — она должна быть усилена. Это — закон, это — ближайший распорядок». Так что изменить нашу жизнь к лучшему, оставив будущим поколениям красивый, благополучный, наполненный ощущением радости мир — наша с вами общая творческая задача.

Радость — сила народная!

Радость — сила непобедимая!

Вперёд и вверх!

Маргарита Серебрянская,

председатель Общественного Союза «Совесть»

Источники:

http://www.mifinarodov.com/korotko-o-mifah-drevnosti/bog-solntsa-u-slavyan.html

«На вершинах», В. Сидоров, М., 1990 г.

«Зажигайте сердца», составитель И.М. Богданова-Рерих, М., 1978 г.





Оставить комментарий