Про хорошее детское кино на все времена (часть 1)

Август 2, 2019 в Кино, Книги, Культура, Маргарита Серебрянская, Мысли вслух

В июле этого года исполнилось 85 лет со дня рождения выдающегося детского писателя-фантаста Евгения Серафимовича Велтистова(1934-1989 гг.) Мировую известность ему принёс цикл произведений о мальчике-роботе Электронике: «Электроник — мальчик из чемодана. Повесть-фантазия» (1964 г.), «Рэсси — неуловимый друг» (1970, 1971 гг.), «Победитель невозможного» (1975 г.), «Новые приключения Электроника» (1984 г.; переработка в 1988 г.). Детский поэт Владимир Приходько в своём предисловии к переизданию первой части тетралогии в 1998 году написал: «… Я помню, в какой атмосфере родился «Электроник — мальчик из чемодана» (первая и, на мой вкус, лучшая часть тетралогии). В конце 50-х — начале 60-х годов школьники начали учиться по насыщенным программам. Триумфальный полёт Юрия Гагарина проложил путь в космос — казалось, мы всегда будем первыми. Слово «кибернетика», восходящее к старинному греческому «управляю кораблём», порхало над кухонными столами московских коммуналок. На страницах газет спорили о судьбе поэзии в технический век. Поэт Борис Слуцкий написал, что физики в почёте, а лирики, наоборот, в загоне и что это мировая закономерность. Рьяные сторонники точных наук, так называемые технари, сводили роль искусства в будущем к жалкому минимуму. Интерес к научной фантастике распространился необычайно широко. Лем стал любимцем технарей. Золотые вёсла литературных фантазий уводили читателя в такие дебри мироздания, какие действительно не снились предыдущим поколениям. Ещё не было горького, поныне не растворившегося осадка от Чернобыльской катастрофы. Ещё не знали, что плетёмся где-то в хвосте компьютерной революции. Пели с энтузиазмом: «На пыльных тропинках далёких планет…» Электронная эра переживала свой романтический период. Свою радужную юность.
Тут-то и был написан «Электроник — мальчик из чемодана».
Кстати, почему «из чемодана»?
Этот образ возник так. Однажды автор собрался в отпуск к тёплому морю. Несёт чемодан по перрону к поезду и удивляется: тяжёлый. Словно там не рубашки и ласты, а камни. Чтобы веселей было нести, стал фантазировать: «Может, в чемодане кто-то есть? Может, там… электронный мальчик? Вот поставлю чемодан на полку, откину крышку. Мальчик откроет глаза, встанет и скажет: „Здравствуй! Меня зовут Электроник…“ Вошел в купе, щёлкнул замками и ахнул. Оказывается, в спешке перепутал чемоданы: взял другой, набитый книгами. Пришлось у моря обойтись без ластов. Зато начитался вволю…
А про воображаемого мальчика не забыл…»

По первым двум повестям, написанным Велтистовым, на Одесской киностудии в 1979 году был снят трёхсерийный телевизионный фильм — «Приключения Электроника» (реж. Константин Бромберг). Фильм, объединивший стихию сказки, приключенческий сюжет и фантастическую коллизию. Фильм, побивший все рекорды популярности среди детей и младших подростков. Фильм, настолько успешный, что искусствоведы защитили 12 диссертаций, разгадывая и доказывая тайну «звёздности» Электроника. Фильм, ставший «золотой классикой» советского кинематографа.

«Приключения Электроника» смотрели целыми семьями — дети, родители, дедушки и бабушки. И каждое поколение видело его по-своему: дети восхищались Электроником как настоящим другом, а взрослые смутно печалились над тем, что, в сущности, у симпатичного маленького робота не было семьи (не считая профессора Громова).

Действительно, в искусственно созданном мальчике Электронике есть черты абсолютно прекрасного сказочного героя. В школе он проявляет феноменальные научные и спортивные таланты, легко покоряя своими достижениями и учителей, и учеников. А с другой стороны, его жаль, хочется опекать его, растерянного, сбитого с толку сложными оттенками человеческих отношений. Опекать сверхсильного — большой соблазн для любого ребёнка. Тут ухвачены сокровенные мотивы детской психологии, затронуты нежные струны чувств и поведенческих реакций ребёнка.

Книги Евгения Велтистова отличает своеобразный интеллектуализм. Автор употребляет в тексте научные термины и понятия. Например, профессор Громов изъясняется в книге так: «Я долго занимался изучением нервной системы человека и пришёл к выводу, что в информации, которую она передаёт, есть большие пропуски. Мы часто не видим мир таким, какой он есть, даже таким, каким его видит ребёнок. Недаром говорят, что все дети — талантливые художники: они воспринимают всё ярко и точно. Словом, у меня появилась потребность взглянуть на мир другими глазами, осмыслить его заново и целиком. И прежде всего — представить, как относятся к природе и человеку звери, птицы, обитатели моря. Здесь, как понятно, главное — сохранение животного мира планеты. За образец я и взял способности разных животных, их особую чувствительность, их таланты, а Электроник по схемам построил модель…»

Автор «Приключений Электроника» постоянно напоминает читателю, что перед ним не живой мальчик, а машина, механизм. Тут и электрический провод с вилкой для включения в сеть, который ненароком выглянет из-под куртки, и особенный хриплый голос, и невозможность для него поплавать, как все мальчишки, и отсутствие тех эмоций, которыми человек награждён самой природой. Школьная учительница рисования сильно разочарована, увидев в его работе вместо пейзажа — субъективного взгляда — формулы на белом листе.

Электроник — сложнейший механизм. Получеловек-полумашина. Наша фантазия сама дорисовывает его образ. А машине, конечно же, самое место в школе — среди приборов и наглядных пособий. Финал книги как будто подтверждает это: проходят годы, а Электроник, ничуть не меняясь, по-прежнему остаётся помощником учителя математики (в фильме — прекрасное актёрское исполнение Евгения Весника). Однако читатели не согласились с таким финалом. В своих письмах они делились заветной мечтой: «Хочу дружить с Электроником», «Хочу встретить такого друга, как Электроник»… Дети отделили от машины человеческое в ней. Они одухотворили мальчика-робота.

Появившийся в 1979 году фильм, в силу своей экранной природы, пошёл ещё дальше. Ведь Электроника играет не кукла, а живой мальчик (Володя Торсуев). У него мягкое, задумчивое выражение лица, ему свойственна какая-то внутренняя сосредоточенность. Он всегда окружён подростками, охотно делится своими знаниями, не склонен к высокомерию, способен на благородные поступки, на романтическую героику. О какой же машине тут может идти речь? Финальные слова профессора Громова из книги: «Я оставляю вам Электроника», как и сам щедрый дар школе, здесь были бы неуместны. Они грозили бы искажением самой нравственной идеи картины.

Фильм «Приключения Электроника» говорит о возможностях человеческой личности и тогда, когда герой — обыкновенный мальчишка из шестого «А» Сергей Сыроежкин (Юра Торсуев), и тогда, когда участником событий становится принявший его облик робот Электроник, а для всех ребят просто Элик. Вот почему авторы фильма не заботились ни о том, чтобы показать лабораторию, где был сконструирован Электроник, ни о том, чтобы продемонстрировать его механические свойства (вспомните сейчас американский фильм «Искусственный разум», где трогательный робот-ребёнок Дэвид, после ряда других красноречивых эпизодов, попадает на предприятие, производящее сотни тысяч одинаковых Дэвидов). Робот в образе мальчишки бегает быстрее ветра, обладает силой, которая и не снилась штангисту-человеку, он поглощает информацию и выдаёт её с быстротой, которой может позавидовать любой учёный. И всё-таки он — мальчишка, наделённый всеми недостатками и достоинствами, свойственными его возрасту. Он доверчив, любопытен и крайне нетерпелив.

«Почему я должен всегда быть серьёзным?.. Я не хочу, чтобы вы мне приказывали. Хочу всегда поступать по-своему. И делать, что мне нравится. В общем, быть человеком», — объявляет Электроник своему создателю профессору Громову после того, как выигрывает спорную партию в шахматы. «Но быть человеком — это не совсем то, что ты думаешь. И потом, ты создан для других целей», — говорит ему Громов. — «Чтобы играть в шахматы?» — иронизирует Электроник. — «Чтобы выигрывать!» — увлечённо подчёркивает Громов. — «Нет. Не хочу. Я хочу быть… Ну… как все… как мальчишки по телевизору…» — рассуждает Электроник, пытаясь по-человечески сформулировать, что он хочет просто наслаждаться беззаботной жизнью. Слова эти перекликаются с песенкой его двойника Серёжи Сыроежкина — о том, как хорошо просто жить в своё удовольствие: «А нам говорят, что катет короче гипотенузы. А я говорю вам: «Хватит! Устал я от этой обузы!..»

Вот от этого наивного мальчишеского эгоизма авторы фильма поведут своих героев к осмыслению понятия «быть человеком».

Оказывается, человеком нельзя стать сразу, по мановению волшебной палочки. На свете нет вечного двигателя, но есть вечное движение, вечное развитие человеческой души. Человеком становятся всегда, во всех обстоятельствах и в любом возрасте, от мала до велика.

И для начала Электронику и Серёже предстоит отказаться жить по принципу «я хочу».

Такие желанные бесконечные каникулы оборачиваются для шестиклассника Сергея Сыроежкина грустным финалом. Уже и карусели надоели, и стрельба в тире, и песни под гитару, и мороженое уже не такое вкусное. Тянет домой, к родителям, к друзьям… К людям. К человеческому теплу.

Но что же это? Ребята в это время увлечены талантливым Электроником. И даже родители не вспоминают о Серёже — Электроник, с его запрограммированной вежливостью и аккуратностью, успешно заменил им сына. А человек, не нужный никому, — какой же это человек? Начиналось всё так безобидно: ради шутки поменялись с роботом местами, машина трудится, получает в школе пятёрки, угождает дома отцу и матери, завоёвывает тебе авторитет, а ты блаженствуй. Но, оказывается, шутки шутками, а потерять себя можно и всерьёз.

«Попался я на удочку прогресса и сам себе страшно навредил… Человек я или не человек?» — тоскливо спрашивает Серёжа. Но возвращать себе место в человеческой жизни тоже нужно… по-человечески. А Сергей начинает яростно бороться за свои права, ни о ком больше не думая. И предаёт дружбу. Выдаёт тайну Электроника, больно ранит мальчишку-робота словами. И Элик обидится, как обиделся бы на его месте любой настоящий мальчишка, убежит и останется на свете один-одинёшенек.

С этого момента и начинается новая жизнь для всех героев фильма. Были они каждый сам по себе — гроза двора и школы Макар Гусев, ябеда Кукушкина, всезнайка Академик, юная гимнастка Майка. А теперь у них появились общая тайна и общее дело — значит, и общая жизнь. Они должны найти и защитить мальчика-робота Электроника. Спасти Сергея Сыроежкина от грозящей ему расплаты за обман учителей и родителей. Кому же приятно узнать, что принял робота за родного сына, пусть даже мальчишка стал совершенно непохож на самого себя, перестал шутить и смеяться, начал учить латынь, испанский, греческий и суахили, и строго заявляет в глаза отцу: «Это непедагогично»?.. Уж легче предположить, что у ребёнка болезненные фантазии, чем принять такое…

Общая жизнь помогает подросткам лучше понять друг друга, осознать нелепость принципа «каждый сам за себя». Сыроежкин, честно заработавший пятёрки и завоевавший победу своей спортивной команде, добивается искренней любви и уважения окружающих.

А Электроника похищают злоумышленники из некоего государства. И тут начинает работать механизм приключенческого фильма. Тайные совещания членов группировки, их проезды на машинах, сама операция ограбления откровенно спародированы из шпионских фильмов для взрослых. Но спасение города дано всерьёз. Искренняя романтическая нота звучит в том кадре, где Электроник поднимается на башню и город пробуждается от торжественного боя старинных часов. Мальчик-робот, совершивший героический поступок и спасший культурное достояние общества, вызывает восторг, становится новой легендой.

История приключений Электроника идеально подходила для экранного воплощения. В ней есть момент сенсационности, уникальности, позволяющий почувствовать остроту мгновения, пережить его «репортажно». Здесь есть герои действующие и герои переживающие, как бы выполняющие на экране функцию зрителей. В самом сюжете заложены возможности своеобразного психологического эксперимента (неизвестно, как поведут себя робот и живой мальчишка, поменявшись местами) и одновременно — остроприключенческой истории.

Для своего времени выхода на экраны фильм «Приключения Электроника» был глубоко значительным и точно соответствующим происходящим переменам в жизни общества. Условия, в которых росли и развивались дети к концу 1970-х годов, совсем не походили на те, какие были ещё буквально два-три десятилетия назад. Научно-технический прогресс начал неудержимо преобразовывать окружающую жизнь. Привычным стало то, что в недавнем прошлом казалось невозможным, сказочным: космические полёты, компьютеры, сверхчувствительные приборы, раскрепощение энергии атома. Мир насыщался информацией не по дням, а по часам. Всё это не могло не отражаться на сознании детей, на их вкусах и предпочтениях. Дети 1970-х годов уже ждали от телевизионных фильмов, как и вообще от искусства, воплощения ритмов современности, современных форм, современного языка.

Более всего этим ожиданиям отвечала научная фантастика. По данным исследований 1970-80-х годов, в круге детского чтения она занимала одно из первых мест, особенно после того, как стала утверждать себя в разных жанрах кино. В эти годы родился совершенно новый тип экранной сказки, построенной на основе научно-фантастических сюжетов. Такая сказка говорит о том, что действительно волнует детей современности. Она дарит зрителям обаятельных, сверхсильных героев, укрупнив и кристаллизовав в них черты, близкие сегодняшним детям. И вместе с тем она свободно использует архетипы старинных сказочных сюжетов. Всё это обеспечивает ей безусловный, безоговорочный успех среди детско-юношеской телевизионной аудитории.

Что и произошло с фильмом «Приключения Электроника», который продолжают смотреть даже сейчас, в XXI веке. Робототехника давно стала частью нашей жизни, не утихает полемика по поводу серийного выпуска роботов-андроидов для различных людских нужд. О детях-роботах рассуждали Стивен Спилберг в своей известной картине «Искусственный разум» (2001 г.) и Кике Маильо в постановке «Ева: искусственный разум» (2011 г.), где речь идёт уже о девочке-андроиде. Эти фильмы, безусловно, стоит посмотреть, поскольку они предлагают поразмышлять над возможностью существования эмоциональных роботов, с «живыми», «человеческими» реакциями. И Дэвид, запрограммированный на социальную роль сына, и девочка-робот Ева, живущая в бездетной семье, необыкновенно трогательны, их драматические истории вызывают сопереживание и сочувствие (иногда оказывается, что в человеке — гораздо больше от стальной машины, чем в механическом роботе).

Но всё же именно история Электроника получилась наиболее гуманистической, наиболее поучительной, позволяющей наблюдать процесс социального роста, построение человеческой личности как в прямом, так и в переносном смысле, задуматься над извечным вопросом: «Как стать человеком?». Режиссёр Константин Бромберг устами своих героев даёт исчерпывающий ответ — ответ правильный и единственно возможный. Такие произведения, музыкальные, лёгкие, добрые и при этом наполненные философской глубиной, действительно способны оказывать огромное положительное влияние на формирование детской личности.

Именно с этого фильма ребёнку стоит начинать знакомство с обширной темой робототехники, которая так или иначе войдёт в его жизнь. Как нельзя лучше подходит этот фильм для семейного просмотра, чтобы родители могли указать на важные детали и пояснить значение ключевых эпизодов.

Желаю всем приятного просмотра!

(И не забудьте об одноимённой книге!..)

Маргарита Серебрянская,

председатель Общественного Союза «Совесть»

Источники:

«Мир сказочный и мир реальный», А. Романенко, М., 1987 г.

http://lib.ru/RUFANT/WELTISTOW/elektronik1.txt_with-big-pictures.html





Оставить комментарий