Красота человека – в красоте его письма

Май 31, 2019 в Культура, Маргарита Серебрянская, Развитие детского творчества

Старшее поколение помнит, что до середины 1970-х годов советская школа хранила лучшие традиции дореволюционной русской каллиграфии. Чистописание было обязательным предметом школьной программы. До 1968-го года детей учили писать пером и чернилами, а после реформы эти принадлежности заменила шариковая ручка. Сам предмет ещё некоторое время в программе оставался, но процесс чистописания лишился своей сути, ведь красивый почерк зависит не только от ученика, но и от ручки, которой он пишет. Каллиграфически писать шариковой ручкой трудно, она слишком быстро скользит. Пером сложно было писать быстро, зато именно им писали красиво — оно давало время вывести букву с чувством и толком. Однако в результате реформирования системы образования каллиграфический почерк, который с гордостью демонстрировали своим детям и внукам старшие, стал уходить в небытие.

Многие, наверняка, помнят, что в те далёкие годы в табелях была оценка «За прилежание». Чтобы получить высший балл, нужно было развивать в себе аккуратность, терпение и усидчивость. Хорошо писать пером и чернилами — не только красиво, но и без клякс — было не так-то просто. Кто хотел в «отличники», должен был стараться всерьёз. Каждая выведенная буква представляла собой отдельную картинку, создавалась, как художественное произведение. Не должно было быть никаких лишних завитушек, залихватских росчерков. Некоторые линии должны были быть утолщёнными, другие — наоборот, тоньше, изящнее, строго установленного образца. Уроки чистописания вырабатывали у детей настолько красивый, чёткий и разборчивый почерк, что тетради советских школьников являлись настоящими образцами каллиграфии. Учителя без поблажек следили за аккуратностью и чистотой выполнения детских письменных работ: например, за лишнее утолщение в написании «Н» или «М» оценки безжалостно снижались.

Чернильницы-непроливашки, промокашки, перьевые ручки — полузабытые артефакты школы прошлых лет. Тетради тоже были особенные, помните? В частую косую линейку. Для старших классов «разметка» была пореже, для малышей — погуще. Прописи позволяли доводить детский почерк буквально до совершенства. У кого-то, конечно, всё равно получалось лучше, у кого-то хуже, но, по крайней мере, буквы у всех были ровные, с одинаковым наклоном. Нужно было быть закоренелым «двоечником», чтобы по разлинованным листам прописей не написать хотя бы ровно. Как правило, красивый почерк сохранялся не только в период обучения в школе, но и на всю жизнь.

Настали 1970-е. И наступило десятилетие широкого внедрения в наши школы «прогрессивного» западного веяния: шариковых ручек, писавших под произвольным наклоном и с разным нажимом. Это было время массового искривления позвоночников, мышечных зажимов и снижения остроты зрения у юных жертв вредоносного «прогресса». Уроки чистописания были окончательно упразднены, система обучения красивому письму разрушена. Школьники семидесятых уже не обладали тем изумительным почерком, который раньше назывался каллиграфическим. Читаемое и относительно ровное письмо — вот и весь список предъявляемых школой требований. О красоте уже, в общем-то, не думали, было бы разборчиво и грамотно.

Либеральная реформа образования конца 1960-х годов, развалившая эффективную систему обучения красивому письму, была явно непродуманной. Новое — не обязательно лучшее. Но тогда в начальной школе ещё работали старые учителя, имевшие богатый педагогический опыт и особое представление об уровне культуры учащихся. Именно эти люди долгое время помнили и бережно хранили традиции старой советской школы. Благодаря их личным усилиям и энтузиазму почерк школьников ещё много лет спустя оставался не просто разборчивым, а аккуратным и старательным.

В общеобразовательных школах XXI века подобной практики нет. Или почти нет. Другие тетради, другие письменные принадлежности, иная система обучения, заражённая потребительством. Подготовка к новому учебному году превращается в организованное расточительство: родители стремятся накупить своему чаду всего побольше, поярче, «покруче», не задумываясь, когда и как всё это будет использоваться. Чистописанию за школьной партой больше не учат, каллиграфии тем более. Разлиновка современных тетрадей настолько непродуманная, что не помогает, а, скорее, вредит процессу обучения письму. Чуть ли не с первого класса дети используют тетради в широкую линию, буквы у них «скачут» вкривь и вкось. Зато всегда под рукой компьютер и смартфон, заботливо приготовленные мамой и папой. Действительно, зачем в эпоху цифровых технологий учиться выводить прописные буквы? В современной жизни это не пригодится, разве что в качестве хобби. Большинство людей сегодня воспринимают каллиграфию исключительно как один из видов изобразительного творчества на досуге. Кто-то считает его старинным, кто-то — безвозвратно устаревшим.

А ведь чистописание и тем более — каллиграфия развивают не только пресловутую «мелкую моторику». Недаром у многих народов мира каллиграфия возведена в ранг искусства. Вслушайтесь только в известные афоризмы:

«Каллиграфия — рукописная красота чувств»;

«Каллиграфия — это цветок души человека»;

«Каллиграфия — это не только искусство идеального написания слов, но и искусство воспитания идеального духа»;

«Каллиграфия — это лекарство и гимнастика для ума и души человека»;

«Самое важное правило каллиграфии — это гармония духа и рождение движения».

Помимо технического совершенства, в каллиграфии предполагаются естественность, вдохновение и наличие спонтанной природной силы. Человек, постигающий каллиграфию, поднимается по лестнице из девяти ступеней: чёткость, красота, характерность; простота, оригинальность, пропорциональность; единство, отточенность, свобода.

Леонид Проненко в своей книге «Каллиграфия для всех» называет написанную букву «сосудом, наполненным неким содержанием, и чем чище и качественнее содержимое сосуда, тем глубже затрагиваются тончайшие струны души человека». Каллиграфия — не просто система письма. Это один из способов развития и самопознания, обладающий сокровенной сутью. Восприятие каллиграфии требует определённого уровня интеллектуальной и духовной культуры, ведь в каллиграфическом языке важен не только внятный смысл написанного и то, как именно написано: в каллиграфии гармонично соединяются глубинная внутренняя идея и визуальная символика. Помимо информационной функции, буквы выполняют множество других задач. Человек, опытный в искусстве каллиграфии, может вызвать эмоциональный образ передаваемого предмета, передать своё мимолётное ощущение, создать ассоциативную связь, подключающую каллиграфический текст к целой цепи разновременных параллелей.

В классической каллиграфии существует много разновидностей линий и, соответственно, множество приёмов их воспроизведения. Почти все знатоки каллиграфии отмечают музыкальность, присущую этому виду искусства. Говорят также о глубокой родственной связи каллиграфии, музыки и танца. Часто высказываются мнения о том, что каллиграфия — это и музыка, и архитектура. Подчёркивается, что каллиграфия стремится воплотить гармонию, идеальную, чистую суть вещей, показать светлую красоту линии и формы. Согласно древним восточным трактатам, каллиграфия — самое философское из всех видов искусств. Известный философ и культуролог Клод Леви-Стросс высказывал мысль о том, что каллиграфия «интеллектуально организует сферу чувств».

В связи с этим хочется привести здесь данные о том, как в 1980-х годах одна крупная японская компания, занимающаяся выпуском бытовой и профессиональной электротехники, начиная переходить к нанотехнологиям, провела в нескольких странах один любопытный эксперимент. Учёные хотели понять, какие методики можно с наибольшей эффективностью использовать в данном регионе и в данной культуре для подготовки так называемых специалистов будущего в различных направлениях. Программу финансировали более десяти лет. Когда были собраны итоговые данные, организаторы эксперимента были потрясены: всем требованиям в наибольшей мере отвечала каллиграфия.

Чтобы сформировать качества, необходимые будущим специалистам в области инновационных технологий, упомянутая японская компания рекомендовала ввести каллиграфию в список обязательных предметов в школах и ВУЗах, независимо от главной специализации образовательного учреждения. Ещё один интересный факт: многие крупные фирмы Японии специально приглашают учителей, которые занимаются с сотрудниками каллиграфией по полчаса в день. Руководители компаний находят это занятие весьма полезным для развития творческого потенциала коллектива. В японских научных кругах написано немало статей о влиянии каллиграфии на мозговую активность в целом и даже на продолжительность жизни.

Считается, что из всех видов произвольных действий акт письма — наиболее сложный и трудоёмкий. Положение пальцев, ладони и запястья для правильного обхвата пера, правильное положение запястья и руки в воздухе при письме, движения пером — всё это не только тренирует мышцы рук, но и затрагивает другие части тела: плечи, спину и ноги. Каллиграфические упражнения по своей сути напоминают особую оздоровительную гимнастику, которая «изменяет телосложение, двигает суставы».

Этот процесс влияет на психическое и физическое здоровье, развивает тончайшие мышцы органов движения, стимулирует работу мозга, воображение. Процесс письма также восстанавливает дыхание.

Каллиграфия заставляет правую мозговую долю чувствовать правильность линий, структуру симметрии, ритм и темп, развивает внимательность и наблюдательность. Учёные пришли к выводу, что студенты, которые изучают каллиграфию, гораздо быстрее остальных воспринимают и запоминают информацию. А то, что каллиграфия продлевает жизнь, — научно доказанный факт: целый ряд мастеров каллиграфии, проживавших в разных частях света, окончили свои дни почти в столетнем возрасте.

Есть специалисты, которые делают ещё более смелые выводы на основе проведённых исследований: практически нет таких болезней, которые нельзя было бы вылечить каллиграфией. Результаты показывают, что пациент, практикующий занятия каллиграфическим письмом, испытывает расслабление и эмоциональное спокойствие, выражающиеся в равномерном дыхании, замедлении пульса, снижении кровяного давления и уменьшении мускульного напряжения. Улучшаются ответная реакция, способность к дифференциации и к ориентации в пространстве. Более того, развивается способность к логическому мышлению, рассуждению у детей с небольшой умственной заторможенностью. Для сравнения: в современных школах на такой предмет, как правописание, выделяется пара часов в неделю, а во времена Императорского Царскосельского лицея Александр Сергеевич Пушкин занимался каллиграфией 18 часов в неделю!

Ещё один занимательный факт: в течение 15 лет в Санкт-Петербурге работала школа каллиграфии, созданная группой энтузиастов для детей с отклонениями в умственном развитии. Образовательный процесс в ней основывался на русских методических материалах XIX века. Основной принцип этого процесса заключался в следующем: прежде чем заниматься науками, искусством и ремёслами, необходимо с помощью каллиграфии заложить крепкий фундамент — основу, состоящую из трёх важных элементов: терпения, умения работать и волевого импульса.

Ученикам запрещалось с 1-го по 11-й класс пользоваться шариковой ручкой. Любой урок начинался с 15 минут занятий каллиграфией. Результат был очевиден уже к 7–8-му классу. Специалисты, глядя на письменные работы учеников, с трудом верили, что так могли писать дети с физическими и психическими отклонениями — настолько красивой, чёткой и упорядоченной была форма письма. У этих детей раскрывались способности к математике, поэзии, искусству. После окончания школы многие из них поступали в лучшие ВУЗы Санкт-Петербурга, получали гранты на обучение за границей.

… Полезно было бы возродить уроки чистописания во всех современных общеобразовательных школах. Пусть не по 18 часов, как было во времена А.С. Пушкина, но хотя бы по 3-4 урока в неделю. Хорошей идеей было бы также открытие при школах специальных студий каллиграфии — для тех, кто хочет углублённо изучать это искусство, являющееся квинтэссенцией визуальной культуры в целом. Каллиграфия — вид графического мышления, умение созерцать и преобразовывать пространство. Иногда говорят, что труд каллиграфа сродни труду иконописца: пером и тушью каллиграф борется с хаосом и бессмыслицей, пожирающими мир, выявляя истинные смыслы и скрытые образы, особым способом соединяя чистое пространство бумаги с конструирующей структурой чернил.

Восстановление в школьной программе такого предмета, как чистописание, создание разветвлённой сети школ каллиграфии при учебных заведениях не было бы ни рискованным, ни оригинальным шагом. Это было бы естественным движением вперёд, в будущее, и не с пустыми руками, а с важнейшим инструментом для познания приходящей эпохи. Человек Разумный должен в ней стать Человеком Красивым, способным «писать» окружающую жизнь посредством внутренней красоты и гармонии.

Маргарита Серебрянская,

председатель Общественного Союза «Совесть»

Источники:

https://www.perunica.ru/vospitanie/8679-chistopisanie-v-sovetskoy-shkole-tetradi-uchenikov.html

https://kalligraph.ru/main/chistopisanie-v-rossii-i-sssr

https://culture.wikireading.ru/78843

http://psifactor.info/ed/vliyanie-kalligrafii-na-cheloveka.htm

http://interesov.ru/art/kalligrafiya





Оставить комментарий